Солнце в кристаллах льда

Снежные вершины острых горных пиков озарились ярким багрянцем первых солнечных лучей и откуда-то с другого луга доносится мелодия. Играет пастух. Свежий ветер колышет распускающиеся нарциссы. Сладкая медовость смешивается с пронзительной прохладой. Краски лета разбавляются морозными альдегидами. Аромат звенит в воздухе – смешивается с мелодией и разносится по округе, заставляя разгибать спины сельских тружеников. Величественная красота природы и человеческий разум наделенный способностью понять ее.

Sissi Marc de la Morandiere – шипрово-цветочный аромат создан для женщин брендом Марк де Ла Морандье в 1992 году. Верхние ноты аромата: флердоранж, иланг-иланг, ананас, восточные специи, гальбанум и календула. Ноты сердца: жасмин, роза, нарцисс, ландыш, фиалка и ирис. Шлейфовые ноты: ветивер, индийский сандал, дубовый мох, ирис, амбра, ваниль, мускус, персик и малина.


Деревянный остов Formidable похож на Инкогнито от Даны. Те же подкопченные деревяшки, та же замысловатая филигрань древесных узоров и густые, потекшие душистые смолы.

Скрип рыжебоких сосен и шумливое море - его соседи, иногда птица сядет ему на почерневший, покосившийся бок, почистит клюв и летит дальше.

А светило нагревает его древесный скелет и из его нутра доносятся ароматные звуки когда-то просмоленного, сильного брюха. Судно смело резало воды Атлантики в поисках удачи, врезАлось в берега Нормандии и уносило в своем чреве поживу и сокровища «цивилизованного мира»: золото, ладан, мирру.

С водой утекли годы омывавшие нос драккара и времена состарили его. Море гоняло его по пенным волнам покуда он не одряхлел. И принял он смерть на земной тверди, дитя морской стихии и познал тлен на морском берегу.

Formidable от Kesling был выпущен брендом в 1994 году. Верхние ноты: бергамот, персик; ноты сердца: жасмин, роза; ноты базы: драгоценные породы дерева, сандал, пачули, белый мускус, cмолы, ваниль.

Тень Меркурия

Красивое и многообещающее название, а я всегда ведусь на обложки.

Плотная тень под пологом леса. Хрустят прошлогодние, умершие и побуревшие листья. Воздух прохладен и стерильно чист. Огромные валуны поросли мхом и лишайником, а в тени камней растут скромные, но очаровательные фиалки. Бутоны еще не раскрылись, но их листья уже источают влажноватый свеже-зеленый, терпкий, волнующий древние инстинкты аромат. Тени ползут по траве укорачиваясь и цепляясь за своих хозяев повисают на них. Теплеет, в воздухе распускаются ароматы трав и лесных цветов, мелодичная музыка жужжания насекомых и мимолетная живопись цветного мельтешения пугливых бабочек. Ну вот настал и полдень. Распустились пудровые фиалки и замедоточили ирисы отогревшись от ночной зябкости и отряхнувшись от утренней росы.

Аромат интроверт - тихий, и довольно невзрачный, грустный, терпкий и меланхоличный - его взор направлен внутрь себя, теней он не может отбрасывать, он не рефлексирует, он вещь в себе. Его задача: утешить, убаюкать, успокоить.

Такие парфюмы редко становятся иконами и легендами. Что бы стать заметными им необходимо выйти из тени светила и пройти по солнечному диску какого-нибудь ароматного шедевра.


Ombre Mercure Terry de Gunzburg – женский, цветочный аромат выпущен Тьерри Гинзбургом в 2012 году. Ombre Mercure обязан своим появлением целой плеяде парфюмеров: Jacques Fleury, Arthur Le Tourneur d'Ison, Karine Vinchon Spehner и Sidonie Lancesseur.

Верхняя нота: лист фиалки; ноты сердца: ирис, фиалка, корень ириса, роза, иланг-иланг и жасмин; ноты базы: пачули, бензоин, сандал и ваниль.

Кожаное платье короля

Взялась описать аромат, а оказалось, что писать особо не о чем. Разве что о дизайнерском концептуальном флаконе или о самом мистере Жан Клоде Житруа «Короле кожи», но это уже сделано давно и весьма хорошо - историками моды и обозревателями дизайна одежды.

Но вернемся к нашим баранам…От «Короля кожи» все же подсознательно ждешь эпатажа, дерзости. Ну хотя бы смелости. Аромата – который нес бы в себе отпечаток личности и деятельности своего имядателя, но в данном случае – имеем портрет проходного аромата для другого Жана Клода – Эллена.

Резиновый писк бергамота имитирует присутствие кожи, но это так молниеносно и так стремительно быстро рассеивается сладковатой, всепоглощающей пустотой, что пока набирала первое предложение обзора, не осталось ни следа, ни малейшего намека на характер аромата, а начались обычные, скучные бабские сплетни.

Устаревшая роза тонкими ниточками губ блеклого-фуксиевого цвета монотонно бубнит своей подружке – едкой гвоздике, как хорошо, что в их обществе нет этой противной, удушающей сладкой гардении, что так прекрасно, когда общество избранное и вполне достаточно макать в чай уже дважды выжатый лимон и двадцать три раза прополосканные стручки ванили и как прекрасно пить несладкий чай с одной сухой галеткой и всего лучше закрыть эти окна полинявшими и выгоревшими на солнце занавесками от слепящего яркого света и невоздержанных, бестолковых красок природы.

А потом перейти в унылую гостиную, укрыть старые, зябнущие ноги потертым пледом и уронив седую голову на плечо погрузиться в длинное дремотное забытье.


Сезон ванили

На улице не просто мокро и скользко, а там запросто опасно для жизни. Толстая корка бугристого льда обманчиво прикрыта водной гладью равномерно размазанных бескрайних луж. Найти спасение от сильного западного ветра, мокротищи и переломов конечностей можно только в уюте маленькой, теплой кухни, сидя за свежезаваренным зеленым чаем, перелистывая страницы любимой книги и благоухая ванильным Cristobal Balensiaga.

Ваниль работы Оливье Жиллотана безапелляционная, всепоглощающая, закутывающая в плотный золотистый кокон укрывающая от всех мирских забот. И по звучанию аромат – такой нездешний, такой иноземный, не иначе как наполненный осколками рая на Земле.

Шершавый, терпкий зеленый лист инжира, перемолот с гвоздикой и намазан тонким слоем на ванильную твердь, а камфарные пачули обдают ментоловым холодком – освежая и связывая элементы парфюмерной конструкции: ваниль и другие ноты пирамиды.

Белая фрезия вносит ощущение открытой форточки - откуда доносится дыхание вечно зеленой и молодой природы тропической зоны нашего голубого шарика. Пожалуй, аромат более экзотичный чем Маора Герлена – хотя там собраны все сладко-отравляющие, но прекрасные до одурения цветы: тубероза, франжипани, жасмин. Люблю оба аромата и оба стали редкостью, к сожалению…

Вот такая моя терапия от зимней депрессии и гнетущего серого, низкого неба – капелька солнечного Баленсиаги.

Ванилелюбы всех стран присоединяйтесь!

Картина парижского импрессиониста вьетнамского происхождения Le Pho.

Добрая крестная фея поделилась со мной пробирочкой Африканской кожи.

Страшно-брутальная, пугающая унисексом пирамидка аромата, меня настроила первоначально в-штыки, но знала, что пробовать надо, ведь восторженные вопли донеслись и до моего слуха. И я решилась.

Драгоценнейший шафран обрушивается своим сладко-терпко-горьким ароматом и звучит довольно долго заглушая другие ноты. Затем нерешительно пробивает шафрановую завесу робкий тмин. Из-за его узкой спины выступает широкий пылающе-алый корпус эмансипированной решительной герани. Эта парочка вытаскивает из-за кулис зеленый кардамон с его камфарным вкусом и волнующим специевым ароматом и маленький кусочек агарового дерева ( как сувенир).

Единственно что мне не понравилось в этом аромате – шлейф. Банальный тонкобобистый. Ну и кожи собственно, не нашла, даже маленького лоскутка.

African Leather Memo – унисексовое направление, группа - кожаные. African Leather бренд Memo выпустил в 2015 году. Композиция аромата линейная и содержит ноты: бергамот, кардамон, шафран, тмин, герань, пачули, агаровое дерево, кожа, ветивер, белый мускус.


Давно лежит среди тучки пробников и этот аромат, делала несколько подходов к нему. Каждый раз открываю в нем что-то новое для себя.

Однажды раскрылся чудесным воздухом со 100% тугой влажностью, напоенный упругой молодостью и зеленью листвы и стеблей, древесной прелью переплетенных на влажной земле корней.

А как-то, аромат открылся физически ощутимой духотой перед грозой. Когда воздух вязнет в легких, а одежда липнет к телу, когда все раздражает и даже безобидные мухи покушаются урвать от вас кусочек бренной плоти. И вот разразилась гроза . . . синее небо прошивают сотни золотых молний, липкий воздух прибивают к земле потоки серебряных нитей, а гром ворочает душу в теле и зрелище стихии так прекрасно. А потом все стихло . . . и полилось благоухание умытого леса и напоенной почти усохшей реки с одинокими кувшинками и многочисленными квакушками.

Но на этот раз впечатлили белые шампиньоны, выращенные в заводских условиях на потребу дня страждущих поесть жульена. Вот за это «Грозовое утро» удостаивается от меня номинации «Хочу флакон». Ибо я люблю грибы и аромат их для меня всегда – релаксант. А к тому же, парфюм оказался способен выдать как минимум три ольфакторные сцены – а это очень многообещающее начало.

Эпический огурец

В преддверии новогодних праздников и череды нескончаемых застолий, когда холодильник набивается всем чем только можно затарится в магазине, как ни странно - потянуло выпить и закусить . . . Ну в качестве разминки, ага. Достала аромат на эту тему - Embruns d'Essaouira от Монталь.
Ну что имею сказать: парфюмер задумал море с его солеными брызгами, волнами теплого песка и чуть уловимым ароматом скудной прибрежной растительности, но вышел хорошо засоленный, по старинным рецептам вкусный огурец, хрустящий, пупырчатый, со смородиновым листом в духмяной дубовой кадушке.

Ох и красота! Вспомнилась сразу повесть Ивана Шмелева «Лето Господне»...

Embruns d'Essaouira Montale - это аромат для мужчин и женщин, относится к группе ароматов фужерные-водяные. Композиция аромата содержит ноты: морская вода, сандаловое дерево, специи и мускус. Парфюмер - Пьер Монталь.

Великолепный манго и черная смородина! Манго чуть шершавое, а смородина всамделишная, ароматная, лесная чаровница, когда по запаху находишь кустик среди сосен, довольно невзрачный по сравнению с садовыми сортами, но такой благоуханный. Аромат построен на противопоставлении крайностей: манго на мхе, смородина среди ветивера и тубероза в окружении строгой гвоздики. Уравновешенный и мечтательный аромат.

Парфюм Creation довольно стойкий, но ему не дотянуться до безумной двухдневной стойкости Courreges in Blue, того что от 2011 года. Но думаю, мало какой аромат способен на такое, пошли третьи сутки и я прервала эксперимент на себе и заторопилась в сторону душа, но и после ароматных гелей и молочка, со сгиба локтя на издыхании, чуть слышно - но все же продолжала звучать музыка Голубого Куража. Потрясающе, но никакие аттары Амуаж, Монтали не держались так цепко за мою горячую кожу.

Кстати, разные выпуски Криэйшн имеют нюансы: туалетка во флаконе сплеш с притертой крышечкой - доминирует связка манго и смородина. В спрее, больше смородины и маракуйи. Но оба выпуска прекрасны. Интересно теперь послушать винтажные духи...

Начну с того, что уда мне не положили, а закончу тем, что аромат копия бюджетного Encre Noire Lalique. Кислый, синтетический ветивер.

Ему бы неряшливости и амбре присущему вольному образу жизни, не отягощенному удобствами цивилизации как в Black Afgano Nasomatto или ужасающий и откровенный запашок конюшни как в Night Dreams Al Haramain, который заставляет вновь и вновь прислушиваться к нему и каждый раз произносить: «Ну и кошмар». Но в Black Oud LM нет ничего выдающегося: ни безобразной красоты, ни отталкивающей жути. Скучно, товарищи парфюмеры.