Сочный, брызжущий соком огурец, нарезанный кружочками на салат, удивил меня. Ведь это Амуаж! Какие такие огурцы?! Хотя нет, в Reflection точно огурцы. Но Миф быстро одумывается и трансформирует плебейские огородные радости в благородное звучание листа фиалки. Шершавая, горькая, зеленая аристократичность приходит на смену простому сельскому. Как-будто-то фермер разбогател, сдал дела, коров и капустные поля своему молодому зятю, а сам сел в пухлое кожаное кресло министра сельского хозяйства. Изящная, акварельная хризантема с тонкими иголочками нежных лепестков расцветает на плодородной земле. Ее острый, прохладный, осенний аромат трудно перепутать или не узнать. Мне этот цветок всегда узнаваем в парфюмерных композициях и любим - за его невероятную трогательность и щемящую грусть. Я воспринимаю его как напоминание о грядущей старости: молодость отцветет, и энергия завянет, останутся лишь воспоминания о прошлом и надежды о грядущем веке.

В земельно-осенний хоровод убранных полей, в тоскливое курлыканье собирающихся в зимнюю миграцию черных журавлей, постепенно вплетаются плотные лоскуты кожи. Это книга, да определенно книга, почти неподъемная, в кожаном, тисненном переплете с обитыми серебром уголками. Ее страницы остро пахнут старинной, немного влажной бумагой. Листать загадочную книгу любителям «дольче виты» бесполезно и неинтересно, язык мёртвый - им незнакомый, а картинок мало, книга молчит, она для них мертва. Ее с разочарованием захлопывают, в недоумении пожимая плечами. Гриф: "только для специалистов".

Но другие, более любопытные пальцы, упорно водят по строчкам и молчаливые страницы оживают и непонятное - становится понятным и близким. Знакомый аромат весны будоражит сознание… Нарциссы! Медовые, упрямые первопроходцы. Сквозь замороженный тлен времен они пробиваются к жизни и побуждают ожить все что находится во власти Морфея.

Myths Amouage - это иллюстрация: смерти, увядания, распада, сожаления, осени, но и жизни, надежды, весны, веры, любви, возрождения, пробуждения, воскрешения.
Настоящий шипр. Настоящий шедевр.

Вудху, Фаберже. Винтаж.

Так могла бы пахнуть женщина из сказки Р. Киплинга - Кошка которая гуляет сама по себе ). Шкурами занавешивающими вход в пещеру, очагом с кипящим варевом, дымом от ароматных доледниковых дерев, травяными мазями от ран, смолами для благоуханных притираний, нагретыми палящим солнцем камнями и растениями, которые не дошли до нашей эпохи. Длинными, густыми волосами, загорелой кожей, здоровьем и первозданной силой.

Аромат получился дикий, первобытный, но тем и интересный. Есть в нем что-то от Хабаниты Молинард, такая женственная округлость и «мамистость», как в неолитических божках женщины-природы. Есть в нем и от Табу- древесная компонента политая смолами. Есть и животинка из Бала в Версале. Но все же аромат Woodhue Faberge самобытный.

Юдифь Мюллер, Израиль

Bat-sheba, Woody modern

Аромат написан в 1986 году еще молодой Софией Гройсман. Правдоподобно природный и атмосферный. Древний и вечно молодой Нил - дожди наполнили растения соками, и они при случайном надломе брызжут зеленой кровью.

Папирус раскинул жиденькие зонтики и ждет времени жатвы, шурша и размахивая из стороны в сторону своими головками. Лица касается упругий, сытый воздух.

Скольжение деревянной лодки по зеркалу реки с заросшими берегами и людьми ведущими свой нехитрый быт: белобородые старики с крючковатыми пальцами коричневыми как ветхозаветный пергамент плетут или починяют рыболовные сети; рыбьи чешуйки застрявшие в ней отблескивают на солнце перламутровыми радугами. Женщины мнут тесто и бросают на каленые камни круглые как луна и плоские как Земля в их верованиях лепешки. Девушки с кувшинами на плечах носят воду. Жизнь идет по заведенному предками порядку и нарушать сложившийся круговорот дел не в правилах этих людей.

Аромат "Тайное слияние" - вмещает в себя абсолютно, как казалось, несовместимые ноты: ароматное, дымящееся кофе с блендом еловых иголок, кислый ревень и бальзам толу, чудовищная сексуальность туберозы и могущественная сдержанность кедра.

Мажде удалось совершить сакральный фьюзинг, это сочетание яркого мужского и женского начал, во флаконе который совершенно четко и без экивоков отсылает нас к концепции этого аромата.

С недавних пор, аромат Fusion Sacree For Her стал моим любимчиком. Стоит отметить его удивительный, совершенно неподражаемый шлейф и умопомрачительную стойкость. Цена..хмм...не маленькая, но лучше экономить на "вкусняшках", пара сброшенных килограммов веса только добавит очарования и легкости образу, голод - блеску в глазах, а аромат от Мажды Беккали уверенности и совершенства.

С предубеждением вскрыла фирменный сэмпл аромата 14 La Temperance Dolce & Gabbana, так как для себя у бренда не нашла ни одного интересного экземпляра. Первый пшик удивил, вместо обычной компотной темы, загущенной до киселя, бренд подал выпечку.

Это вкусный бисквитный торт с кокосовой обсыпкой. Такое и интересненько было бы «поюзать» еще раз. Набравшись терпения и рожденной общественным разумом парфманьяков мудрости – «подожди не ломись покупать до раскрытия», занялась пока высокородными новорожденными дома Убиган, о них в другом материале.

И тут без объявления войны, вероломно и внезапно, меня накрыл ракетно-бомбовый удар из сливочного масла. Тортом я уже насытилась, и его сладость и жирность удовлетворила мою потребность в сладком и жирном, и масла собственно я уже не хочу, к тому же такой большой кусок, но война она на то и война, что с тобой делают все что хотят против твоей воли.

Так и промучалась минут 40, постоянно ощущая сладкое сливочное масло, занюхивая Убигановскими ирисами из их Ирисовых полей. Они меня и спасли от холестериновой комы.

А «Умеренности» явно не хватило такта и воспитания, чтобы стать Beige Chanel.

Не хотите ли ананаса? Большого, твердого, остро пахнущего «кровью» зеленой травы и палубой морской яхты из драгоценного тика, затертого и поблекшего от морской соли и солнца. Стальной нож с трудом вскрывает хрустящую, прохладно-сочную ананасовую кочерыжку и разбрызгивает кисло-сладкое освежающие благоуханье древесного сока.

Чуть позже море нагоняет плывущие пушистые гелиотроповые недованильные облачка. На них мирно покоятся охапки распустившихся, уже зрелых роз. Лепестки от лёгкого дуновения ветерка поднимаются вверх, а затем кружась и танцуя осыпаются в неоновую зелень жаркого тропического леса. Где-то там, то тут раскрыв свое нутро, маячат посылая призывные феромоны орхидеи.

Сандал, который раскрывает свои крепкие объятья в базе, на редкость красив и не кисл – ветиверовой замогильной кислятиной, но благородно и по-восточному роскошно источает шершавый аромат деревянного сундука с витиеватой, полной сакрального смысла объемной резьбой. Недра сундука таят в себе темные, сморщенные бобы тонка, с их пыльной сладостью и упругие черные, кожистые стручки ванили.

Birmane – производит неизгладимое впечатление и захватывает своей буйной красотой, несложным, покладистым характером и высокородной породистостью. Эх, жаль так поздно с ним познакомиться, и не иметь в «загашнике» флакончика!

Часто на бесплатных досках объявлений или в обменниках парфюмерных форумов можно встретить предложение приобрести винтажные духи. Хорошо, если предлагаемый парфюм находится в одном городе с вами, аромат вам знаком ранее, и возможна встреча с продавцом для личной проверки.

А если нет? Если аромат не знаком, а приобрести очень хочется? Тогда перед встречей необходимо внимательно изучить пирамиду аромата. При прослушивании аромата "в живую" верхние ноты не должны быть "скомканы" и исчезать слишком быстро – менее чем за минуту. "Сердце" аромата должно быть четко выражено. Ну а "базу" послушать удастся лишь дома. Но как правило, базовые ноты страдают от времени или от не правильного хранения менее остальных. Если "верхи" и "сердце" открываются так, как и задумано парфюмером – флакончик "живой" и можно покупать.

Но что должно насторожить и стать причиной отказа от покупки:

1. Отсутствие верхних нот. Аромат минуя ранние стадии развития, сразу выдает "базу".
2. Вместо аромата - жидкость с запахом прогорклого подсолнечного масла.
3. Расслоение жидкости парфюма на фракции.
4. Текущий спрей или треснувшая и негерметичная крышечка.
5. Органические включения в сплешевых флаконах. Тут кроме вопроса щепетильности, брезгливости и элементарной гигиены, встает вопрос быстрой порчи духов. Если аромат извлекался из splash флакона не с помощью стеклянной палочки или других аналогичных, эстетичных приспособлений, то скорее всего процесс порчи уже начался и жить такому аромату совсем не долго.

Рассмотрите перед покупкой аналогичные искомые флаконы в сети. Запомните цвет жидкости. Это может уберечь вас от подмены парфюма. Особенно это касается сплешевых флаконов, где замена содержимого не представляет никакой сложности.

В том случае, если флакон приобретается с пересылкой, то покупка строится на взаимном доверии с обеих сторон. В обменниках и на форумах покупайте только у проверенных продавцов, остерегайтесь покупать с рук у людей с нулевой репутацией и без положительных отзывов. Особое внимание обращайте на время пребывания продавца на сайте. Старожилы дорожат своей репутацией и шансов на хороший исход вы имеете гораздо больше покупая у рейтингового продавца.

Далее идет этап получения флакона и первый затест. Как правило, винтажные духи при пересылке теряют стойкость и трансформируется звучание аромата, часто не в лучшую сторону. И чем дольше едет к вам аромат и чем он почтенней по возрасту, тем больше шансов, что получив флакон, вы не узнаете в этом аромате своего старого знакомого. Таким же образом ведет себя и "ниша". Чем больше процент натуральных компонентов в составе духов, тем больше вероятность того, что аромату потребуется время на отдых. Винтажам для полноценного отдыха требуется от одного месяца и до полугода. Нишевые же духи "приходят в себя" уже и через 2-3 недели.
Хранить винтажный парфюм следует в сухом, прохладном и темном месте, желательно в упаковке.

Сладкая Клоэ

Лето нынче особенно удалось! Весна - впрочем тоже порадовала. Все смешалось. Все сезоны. В мае купаемся и загораем, а в июне достаем пуховики, перчатки, сапоги и зимние согреванты. У меня такой согревант Клоэ Нарцисс.

А все виновато глобальное потепление - тудыт его растудыт - приходиться задвигать выдвинутые на лето свежие и водянистые Нимфеи от Иль Профумо, Сады Керилоса Генеральной парфюме-рии, все цитрусовые фужеры и наслаждаться уваренными в сиропе абрикосами, душистыми и невозможно сладкими. Сладость доходит до верхнего предела, но конечно не выпучивается до потолка Мартины Микалеф с ее Часиками и не приторно до вешалки, как в Ванильном экстазе Монталя. Констатирую о том, что сладость какая-то натуральная и ненапряжная, к тому же время ее звучания постепенно сходит на нет и в абрикосовый джем попадает перец, но скорее всего белый и сыпятся цветы. Тоже белые: нарциссы с желтыми медовыми серединками и гардения, с ее тягучей сливочной него-сладостью. Вот-вот уже варенье остынет и сладость осядет на дно, а варенье покроется корочкой, но в этот момент новая вспышка ванильной гурманики оживляет и поднимает со дна медовые сласти и перемешивает их круговыми движениями кедровой лопаточкой с толуанским бальзамом.

И вот удивительно, этот аромат распространяет волны тепла и южного солнца на протяжении всего дня, всего с одного микро-распыления. Моей тридцадки хватит на полжизни, это конечно, при условии, что не наступит очередной и как всегда неожиданный, ледниковый период, и если мы выживем, тогда придется озаботиться покупкой сотки.

И снова про Маору.

Маора – самый «негерленовский» аромат дома. Маора несет в себе печать экзотики, в ней нет ни капли привычного нам «европейского» замеса. Она несет в себе закваску и дух чужеземных стран и удивительных «диких» обычаев. Этот смелый, новаторский шаг для 2000-ых годов, для французского дома Герлен - обернулся не пониманием и «освистыванием» аромата со стороны стандартно настроенного потребителя. И даже среди парфюмерно-зависимой публики аромат фурора не наделал и не встал в топы европейских и российских продаж. После снятия с производства в этом же году об аромате благополучно забыли, изредка поплевывали в его адрес с парфюмерных блогов и форумов. Не скажу, что сейчас ситуация кардинально изменилась, но прошло 16 лет и аромат занес ногу на ступеньку недоступности, что автоматически подогревает интерес. То ли еще будет…

Для меня эта всеобщая нелюбовь и капризность туберозы в посадке на коже - только жирный бонус к пополнению стратегических запасов Маоры.

Теперь относительно имени Mahora Guerlain. Маора. Не Махора.

По одной индонезийской легенде, это полу-женщина полу-птица, которая со своими сестрами каждую ночь прилетала с Небес к волшебному озеру, чтобы скинув птичьи перья стать человеком. Девушки пели и танцевали на водной глади озера - среди буйной зелени и густой дымки ночных цветов. И как - то ночью, юноша из ближайшей деревни, застал этих чаровниц – дочерей Неба и был пленен божественной красотой и юностью самой младшей сестры – Маоры. А она в свою очередь ответила на чувства молодого человека и влюбившись в него положила на алтарь любви свое бессмертие в горних долах. То последнее перышко, что упало с крыл Маоры и подхваченное легким ветерком, смешавшимся с ароматом белых цветов - и есть та нежность и щемящая красота и торжество совершенства гармонии, которые заключены в этом аромате.

Аромат для преображения.

Гармония

Аромат – большая редкость. Он как хорошо испеченный заботливой хозяюшкой пирог. И начинка пропеклась и низ не подгорел искусно украшенная узорами из теста корочка блестит, а пирог пышет жаром и так и просится в рот. Вот какому пекарю в ножки кланяться? Кто автор сего «пирога»?

Это царственной красоты шипр. Остроты гиацинта, бергамота и мха в нем как раз столько, чтоб не растечься мягким, пушистым теплом - как это делает Мистерия де Роша, а пломбирной сливочности гардении, персика и кокоса, тютелька в тютельку что бы не порезаться об острые грани как у Coriandre Jean Couturier.

Причем даже двух намазов на руку хватает на целый день, чтобы ловить потрясающей красоты «хвост», а на утро наслаждаться великолепнейшей базой. Увы и ах, но сейчас таких баз не услышишь.

Givenchy III Givenchy – это женский шипрово-цветочный парфюм. Живанши 3 вышел в 1970 году. Верхние ноты аромата: альдегиды, гардения, мандарин, гальбанум, персик и бергамот; ноты сердца: гвоздика, нарцисс, корень ириса, жасмин, гиацинт, ландыш и роза; ноты базы: сандал, амбра, пачули, кокос, дубовый мох, ветивер и мирра.